logo  ДниФизика в Минске
На главную О нас Песни Текста Гостевая

Всё о дегах

Деговские текста |  Песни дег |  Деговские скороговорки |  Основы дегоматики |  Деговский словарь

Деговские текста

  • Появление властелинов
  • Шахматы
  • Открытие
  • Филомуд и Мегапоц
  • О Мукоморьи
  • О плавании
  • Мысль
  • Имена
  • Как КонГа убили, а он все равно
  • Как Властелины пришли к согласию
  • Про прекрасную Фрамугу, коварного Шпингалета и храброго КонГа
  • Как Тюл внес ясность в историю


  • Появление властелинов

    (Г. Кондратьев)

    «Сначала было утро, потом день, а потом Первопуп, что создал Беспределию».

    Суперпуп.

    Давным-давно, во младенчестве веков, вышли из праха молодые, как ни в чем не бывало, сыновья и дочери могучего народа Первопупа, в смысле страны Беспределии.

    Радовались они, как дети, незатейливости древнего мира, и Первопуп забавлялся, глядя на их корявые ручки и ножки. Они строили дома в городах и хибары в деревнях, выращивали бобы и пшеницу и оставляли на полях, т.к. питались совсем другим. Животные тогда не боялись людей, и доверчивые люди приводили их в свои дома к испуганным женам и детям.

    Беспределия была большой страной, намного больше, чем деревьев в лесу, и каждой твари всегда что-нибудь перепадало. И всё шло хорошо, но однажды понял Первопуп своим Первопупским разумением, что дел-то у него здесь вроде и не осталось, пора, мол, и честь знать, что ли. И выбрал тогда он трёх достойных из первых, что попались на глаза ему, и приказал им предстать перед собой. Долго доходил до них приказ Первопупа, а когда дошёл, то заснули они и видели сон. А когда проснулись, возрадовались огромной радостью, что ночь была тёплой, и не замочил их дождик, и пошли к Первопупу. В нужный день и час, когда Солнце и Луна светили так плохо, что им не было стыдно за свой внешний вид, предстали они перед Первопупом.

    "Кто вы," - спросил он их, замолчал и слегка улыбнулся (видимо, Солнце и Луна светили не так и плохо).

    "Мы есть сыновья твои", - ляпнул самый младший, но, получив оплеуху от среднего, тоже начал улыбаться. Так стояли и улыбались они друг другу шесть дней, а средний и старший нетерпеливо переминались с ноги на ногу. Наконец Первопуп сказал:

    "Я ухожу..."

    "Да, мы тоже пойдём", - влез младший, но, получив по другому уху, снова начал улыбаться.

    "...ухожу затем, чтобы не вернуться", - продолжал Первопуп и, в общем-то, на этом и закончил.

    И раздал он каждому по тирсу, и научил игре на струнах душ и звучащих досок, и стал старший из них нарекаться Тюлом, что означало какую-то чушь, средний - Муром, что ничего не означало, а младший - КонГом, что означало, что он не являлся ни Тюлом, ни Муром.

    Посмотрели они друг на друга и поняли, что что-то изменилось в их жизни. Какие-то палки в руках появились. Подняли они их высоко над головой, встряхнули гордыми головами - только мусор из волос посыпался. Встряхнули ещё раз, и загудели в руке тирсы. Встряхнули третий раз и стукнулись с размаху лбами.

    И пришло к ним озарение о собственной роли в этом мире, и с тех пор ходили они по свету, ничем не занимались (так как работать не любили), защищали сильных (если те их не прогоняли), а не защищали так называемых Чугов, потому как они оказались врагами всех народов Беспределии, которых новоиспечённые Властелины называли за глаза дегами, а некоторых - Типичными дегами, что, несомненно, являлось признаком некоторого уважения.

    Вот так немного запутанно началась История, появились Властелины, а дружный народ Беспределии разделился на двух смертельных врагов.

    Шахматы

    (Г. Кондратьев)

    Однажды, давным-давно, когда Беспределия звалась еще Междудырьем, а чугов еще и в проекте не было, властелин Тюл был занят. Он играл в очень азартную игру, шахматы, с Первопупом. Вообще-то азартные игры были запрещены Первопупом, но Тюл первым додумался, что если играть не на деньги, а на что-нибудь другое, то игра не будет столь азартной и Первопуп может отменить запрет. Первопуп вначале запутался и долго спорил с Тюлом, пытаясь найти не то чтобы нелогичность, а хотя бы хоть что-нибудь в его логических выкладках, но это ни к чему не привело, и мы всё-таки с чистой совестью можем теперь утверждать: однажды властелин Тюл был занят.
    - Вот это - фигуры, - объяснял Первопуп,- они ходят. А вот это - шахматные часы. Они тоже ходят.
    - Да ну? - не поверил властелин Тюл.
    - А это пешка, - продолжал Первопуп, - а это не пешка, это тоже не пешка. И заметь: непешек ровно столько же, сколько пешек.
    - Ну да, - поверил властелин Тюл.
    - Да! - гордо подтвердил Первопуп и задумался над ходом. Но Тюл этого не заметил, так как Первопуп продолжал с ним разговаривать.
    Поняв, что Тюл ни о чём не подозревает, Первопуп неожиданно сделал первый ход.
    - Внезапность - главный козырь военной стратегии, - хотел было сказать Первопуп и с ужасом увидел, что властелин Тюл сделал уже два хода и готовится нанести последний, сокрушающий.

    Тогда он сделал пять ходов одновременно и всеми руками, чем заставил Тюла ещё больше увеличить скорость. Фигуры летали по доске со скоростью света, и конца игре не было видно.

    Ситуация менялась с такой частотой, что глаз воспринимал только усреднённое изображение, показывающее мёртвый пат с обеих сторон.
    Так они промаялись тысячу лет.

    Открытие

    (Г. Кондратьев)

    Однажды властелин Мур открыл колесо. Это, конечно же, не значило, что до Мура колеса не знали, просто властелин Мур открыл колесо для себя. Он тотчас же обрадовался и побежал к властелину Тюлу куда-то на Север, потому что властелин Тюл воевал с северными чугами где-то на Севере. Прибежав, он тотчас же спосил:

    - Что это - круглое, с дыркой в середине?

    - С большой дыркой? - поинтересовался Тюл, отбиваясь от наседавших чугов.

    - Нет, с большой - это будет бублик, - ответил Мур.

    - Тогда с маленькой, - догадался Тюл, добивая наседавших чугов.

    - Ну да, - ответил Мур. - Что это?

    - С дыркой, - с сомнением переспросил властелин Тюл, отшвыривая подальше самого наседавшего чуга.

    - Ну, да,- подтвердил властелин Мур. - А еще можно взять два круглых с дыркой, а между ними вдеть длинное деревянное вроде тирса, только побольше.

    - Тирса! - обрадовался властелин Тюл и тотчас же засюкал своим тирсом, окончательно разогнав офигевших от страха чугов.

    - Ну да, да, что это? - нетерпеливо переспросил властелин Мур и преисполнился гордости, так как раз даже властелин Тюл не мог понять, о чём говорит Мур, то этого не мог понять никто, и, значит, властелин Мур открыл действительно что-то новое, а не как в прошлый раз велосипед.

    - Ну может быть, есть смысл спросить у властелина КонГа? - спросил Тюл.

    - Зачем? - не понял Мур.

    - Что зачем? - не понял в свою очередь Тюл.

    - А-а! - понял неизвестно что Мур. - Пошли.

    И властелины отправились в путь. Властелин КонГ в это время находился где-то на юге.Он очищал горячий южный воздух от зловонного дыхания Филомуда и Мегапоца, а между делом воевал с южными чугами и воительницами Гаструшками. Обсудив всё это, властелины отправились на юг.

    И были они очевидцами Великого похода свободных дег, и помогали они дегам плутать по Бубльгуму, вместе с ними бились головами о Прозрачные горы, не видя пути вперёд, и разбили их, и вывели дег из бездонных трясин, но едва не упекли в плен к разной шушере, которую только и можно встретить в Бубльгуме. И поднялись они по водовсходу к вершинам Прозрачных гор, и потеряли дег в их зыбком прозрачном воздухе, но зато увидели далеко на юге Конга, который занимался чем-то подозрительно непонятным с Филомудом, южными чугами и гаструшками ("наверное, колдовским поединком,"- решили властелины). - Как ты думаешь? - спросил Тюл у властелина Мура, - где будет КонГ, когда мы спустимся, наконец, с прозрачных гор? - спросил Тюл у властелина Мура.

    Долго думал Мур, долго искал ответ в глубинах своей души и три раза успел поднять солнце властелин Тюл, прежде чем услышал: "Я думаю искать нужно у речных гаструшек. Ему все равно, а нам удобнее".

    Долго молчание черной тучей и проливным дождем клубилось над властелинами, и властелин Мур успел три раза обернуть Землю вокруг своей оси, прежде чем он понял, что спит властелин Тюл. И закручинился он, но тут свыше услышал он голос Первопупа, которому они мешали любоваться тенью прозрачных гор. Что подсказал им Первопуп, куда послал - осталось под покровом Прозрачных гор, но после этого властелинам ничего не оставалось, как отправиться в путь.

    И видели они в пути битву между годоблинами и жабрабрыками, и встретили на обочине дороги великого заезжего китайца Чил-Инги-Ра, и открыл он им секрет великого освежающего сока, и они возрадовались и втроем разогнали огромное полчище равнинных чугов, ибо после употребления освежающего сока удесятерились их силы.

    И посетили они по пути лесной замок Троллефила - властелина эльфотроллей и, по слухам, видели у него на стене рога Ухогорлоноса, но им, конечно, никто не поверил, даже сам Троллефил.

    Много подвигов и глупостей совершили они, но в нужный день и час подошли они к лагерю речных гаструшек и, к счастью, как раз застали там КонГа, который безвылазно был там весь последний месяц.

    Властелин КонГ выглядел несколько уставшим от борьбы с гаструшками, но увидев друзей, с новыми силами кинулся в самую гущу борьбы. Ободренные этим, властелины немедленно вызвали всех гаструшек на битву. Гаструшки воинственно прокричали: "Хэйя-хэйя-хоп-хоп!", что означало - "скоро мы натянем ваши головы вам же на тирсы". Вдвойне ободренные этим, властелины, захватив по пути упирающегося КонГа, отправились на Тирсовую поляну.

    Тирсовая поляна (проплешина) была единственным местом в Беспределии, свободным от чугов. Там властелины в глубокой тайне открыли КонГу секрет освежающего сока, узнанный у Чил-Инги-Ра. КонГ пришел в восторг, потом огорчился, что сам не встретил этого великого китайца, а потом вдруг спросил:

    - И все-таки. Вот ты, Мур, вращаешь Землю и оставляешь следы на ней, ты, Тюл, движешь Солнце и устраиваешь пожары… Ну и что?

    Задумались властелины, ибо не поняли, что спросил КонГ, и подивились его мудрости. И тогда Мур спросил:

    - Скажи, КонГ, что это - круглое с дыркой по середине.

    - С большой дыркой? - поинтересовался КонГ и посмотрел на Тюла.

    - Нет, с большой - это будет бублик, - ответил Мур.

    - Тогда с маленькой, - догадался властелин КонГ и посмотрел на Тюла.

    - Ну да, - ответил властелин Мур, - Что это?

    - С дыркой? - с сомнением переспросил КонГ и в последний самый решающий раз посмотрел на Тюла. (надо сказать, что Тюл все это время тупо икал).

    - Ну да! - подтвердил властелин Мур, - а еще можно взять два круглых с дырками, а между ними вдеть длинное деревянное, вроде тирса, только побольше! - сказал и тут же восхищенно засюкал своим тирсом.

    КонГ опять посмотрел на Тюла и вдруг понял, что Тюл знал, о чем говорит властелин Мур, но, боясь его обидеть, делал вид, что глухонемой.

    - Ни фига себе! - сказал КонГ заклинание от подслушивания, и о чем дальше разговаривали властелины никому не известно.

    Но только Мур всю оставшуюся нам жизнь был горд тем, что изобрел колесо.

    Филомуд и Мегапоц

    (А. Малинка)

    Когда-то Беспределье называлось Междудырьем. Называлось оно так потому, что находилось между двух дыр: Черной и Белой, из которых злые волшебники Филомуд и Мегапоц черпали свою колдовскую силу. Филомуд черпал свою силу из Белой дыры, а Мегапоц - из Черной, и за это Филомуда называли иногда злым Белым волшебником, а Мегапоца - злым Черным. Но вот беда: Филомуд ненавидел белый цвет и страшно завидовал Мегапоцу, за то, что его называют Черным. Мегапоц же, напротив, терпеть не мог черный цвет и ужасно завидовал Филомуду, за то, что того называют Белым. Из-за этого разногласия волшебники постоянно враждовали друг с другом и вели войну. Но только это была довольно бестолковая война. Они брали в плен дег и заставляли их сражаться, они нанимали чугов и даже пытались колдовать, когда им было не лень. Но все это было напрасно, потому что пленные деги воевать не умели, а чуги постоянно перебегали с одной враждующей стороны на другую, сохраняя при этом динамическое равновесие, и внося в военные планы такую путаницу, что волшебники подчас и сами забывали, с кем они воюют.

    Все народы давно осуждали эту бессмысленную войну, и передовые люди своего времени не раз предлагали волшебникам сесть за круглый стол переговоров. И несколько таких встреч даже были организованы, однако все они закончились неудачей, т.к. волшебник, пришедший первым, неизменно взгромождался в центре стола, и переговоры выливались в безрезультатную толкотню в борьбе за это вожделенное место.

    О Мукоморьи

    (А. Малинка)

    Однажды властелины помогли Муку очистить от чугов район, в котором он жил. А потом, когда они думали, как назвать первый, очищенный от чугов район, они решили дать ему имя Мукоморье, потому что Мук там чуть не умер.

    О плавании

    (А. Малинка)

    Деги всегда плавали на боку. Не потому, что им так нравилось, просто по-другому не умели. И поэтому одно плечо у дег всегда было развито больше, чем другое, и по этой асимметрии дегу всегда можно было безошибочно отличить. И только властелины, и их друзья догадались, что можно плавать попеременно то на одном боку, то на другом, и были симметричными.

    Мысль

    (А. Малинка)

    Однажды Первопуп был в раздумьи. Дело в том, что ему в голову пришла одна гениальная мысль (т.е. он сам так решил, что она гениальная). И только он так подумал, как эту вторую мысль тоже пришлось признать гениальной, иначе ставилась под сомненье гениальность первой. Это рассуждение ему пришлось признать третьей гениальной мыслью, это признание - четвертой и т.д. Так Первопуп раздумывал, создавая одну гениальную мысль за другой. А потом он ушел из Междудырья в бесконечность, ибо только там может находиться тот, у кого в голове - бесконечное количество гениальных мыслей.

    Что за мысль первой пришла в голову Первопупу, никто так и не узнал, но Междудырье с тех пор называют Беспредельем.

    Имена

    (М. Тюленев)

    У всех властелинов были короткие звучные имена, как и подобает Великим дегам: Кон, Мур, Тюл. Властелины очень гордились своими короткими звучными именами, и только Кон приписал к своему имени в конце большую букву "Г" и был страшно доволен.

    Как КонГа убили, а он все равно

    (М. Тюленев)

    Властелины, как известно, потому и Властелины, потому что так известно. И неизвестно, кем бы они были, если бы были неизвестно кем. Властелины имели такое обыкновение: они постоянно умирали. Особенно после большого количества Освежающего Сока и почему-то чаще всего по утрам. Почему, не знал никто. Наверное, по распорядку. А распорядок у них был такой: и никакого другого распорядка у них не было. Вот часто бывает так. Проснется утром Мал и говорит:

    - Ой, я умер. - И ходит целый день мертвый.

    Или так. Проснется Тюл утром, и понимает, что он не проснулся, а уже умер.

    - Мал, - говорит Тюл - а, Мал. И все. А Мал ходит по комнате или глаза в линзы вставляет. Ходит, живым прикидывается, а сам уже 2 часа труп трупом.

    А однажды случилось вот что. Умерли как-то утром Властелины и стали тупить. Мур и Мал тупили вдвоем, потому что имена у них на одну букву, а Тюл тупил на другую. Вдруг видят, а КонГ живой лежит и умирать не собирается. Храпит на всю гетеру, и пофиг ему все. Ну, все сразу зашумели, закричали, обступили КонГа и стали укорять его. А что КонГу? Он по жизни корявый, даже мозги кривые, все в извилинах. А все кричат, мол, умирать пора, распорядком в морду КонГу тычут (Мур с вечера припрятал). Мол, гости еще вчера ушли, самое время поминки начинать, а то они проснутся. А КонГ лежит живой бревно бревном, и ничего не понимает. Ну, делать нечего. Только Властелины начали себя поминать, как КонГ подпрыгнет, как закричит:

    - Вы что, живодеры? А я?!

    Но было уже поздно. Властелины допили весь сок и веселой гурьбой повалились на пол, до следующей смерти.

    А КонГ остался один, мертвый - И ВСЕ РАВНО!

    Как Властелины пришли к согласию

    (М. Тюленев)

    Властелин Мал, в силу того, что из Властелинов был самым молодым, постоянно сомневался во многих очевидных для других вещах, отчего с ним приключались разные истории. Например, на заре становления его Истинно Деговского характера, Малу ничего не стоило в общей компании вслух усомниться: а смогут ли Властелины Мур и Тюл выпить еще столько же Сока, сколько выпили до них все остальные. На него шикали, говорили, что, мол, нечего орать. Но Мал сомневался снова и громче. Завязывался спор. И Мал неизменно проигрывал. А с ним и все остальные, естественно. Потому что для доказательства своей правоты Муру и Тюлу приходилось выпивать все. Не то, чтобы в смысле "все", а в смысле "ВООБЩЕ ВСЕ".

    Уже потом Мал с добродушной усмешкой вспоминал о своих невериях. Или не вспоминал. Если спросить Мала, вспоминал ли он, он скажет, что не помнит. Почему-то среди Властелинов и Типичнейших Дег немало таких, которые наизусть знают и помнят доказательство критерия Сильвестра. А вот помнят ли они что-нибудь В ПРИНЦИПЕ - они не помнят.

    Так вот. Властелин Мал. Когда Мал выпивал какую-нибудь пунту-другую Сока, а потом собирался поспать, то он постоянно что-то делал с глазами перед этим, а после это "ЧТО-ТО" прятал в холодильник. И наоборот. Когда утром, умерев, он ходил по квартире, он опять что-то делал с глазами. И так было всегда. У Мала это называлось "изменить взгляд на жизнь" или "поменять свою точку зрения". Особенно трудно это было по вечерам, потому что вечером, особенно в пятницу, точка зрения, ближе к утру, у Мала оставалась лишь одна. И он на нее смотрел, не в силах отвести взгляд.

    Но это так. Чтобы все поняли, что Мал за был Властелин. Или так: Что за Властелин был Мал. А лучше так: Что за был Мал, когда был Властелином. И вот однажды, когда Тюл вошел в гетеру Мала, Мал посмотрел на него и вдруг вспомнил. Он вспомнил про свой дурацкий характер и решил с Тюлом поспорить. А так как тем для спора он придумать не смог, то предложил Тюлу поспорить на тему: "А спорим, что я тебя не переспорю?". Абсурдность предложения не оставила Тюлу выбора, и он согласился. Надо ли говорить, что друзья имели достаточно Сока, чтобы спорить долго. И вот в самый разгар спора Тюл вдруг почувствовал, что чаша весов склоняется в его сторону. Почувствовал это и Мал. И в самый неожиданный момент Мал вдруг -помните?! - резко изменил свою точку зрения! Тюл не ожидал такого выпада и задумался. Он оказался в трудном и глупом положении. Получалось, что Мал согласился с Тюлом, что Тюл его не переспорит. А это однозначно вело к выводу, что Тюл проиграл спор целиком. Тюлу ничего не оставалось, как самому изменить свое мнение. Но Мал ожидал такое развитие спора и в свою очередь пять раз изменил свои взгляды на жизнь. Тюл немедленно ответил затяжной серией очередных изменений своего взгляда. Властелины так увлеклись, что уже не замечали контраргументов соперника. Точка их зрения вначале бешено металась по крышам домов, по струнам Звучащих Досок, по Бе, подолгу задерживаясь только на Соке. Но постепенно круг изысканий Властелинов сужался и настал тот момент, когда друзья привели свои взгляды к ЕДИНОЙ точке зрения. Так они долго сидели, пытаясь осмыслить величие момента.

    За этим занятием и застали их Мур и КонГ, которые, после недолгих (пара пикосекунд) размышлений, быстренько упорядочили свои мысли и согласились с друзьми. Так все Властелины пришли к ЕДИНОЙ ТОЧКЕ ЗРЕНИЯ и к согласию.

    С тех пор каждый из Властелинов был наедине со всеми остальными и в мыслях и в делах.

    Про прекрасную Фрамугу, коварного Шпингалета и храброго КонГа

    (М. Тюленев)

    Если Вы думаете, что в Беспределии жили только добрые Властелины, злые волшебники и умные Деги, то вы - молодец. Потому что только человеку думающему открываются в жизни пути к неведомому, к тайнам и всему необычному, что их сопровождает. И вот только для Вас, мои умеющие читать читатели, я приоткрою завесу над одной из тайн Беспределии и расскажу такую историю…

    Это произошло давным-давно, когда еще не было Властелинов и все Деги были дегорганизованы, а Дегенелота не было уже; и его знаменитое распределение еще передавалось Дегами из уст в уста, ночью шепотом и на заборе.

    Чуги уже не были Дегами, но еще не знали, что они Чуги. Годоблины только начинали копать Бубльгум, еще не зная, что роют яму не только себе, но и другим: себе на погибель и во славу жабрабрыков. (Кстати: то, что годоблины рыли Бубльгум, а не кто иной, было вполне уместно и, естественно, вполне естественно. Именно этому обстоятельству Бубльгум обязан своим ЕСТЕСТВЕННЫМ происхождением).

    Вобщем, никто еще ничего не знал, а КонГ уже был храбрым. Как это произошло - не знал даже КонГ. Но каждое утро, просыпаясь, КонГ ощущал, как храбрость распирает его грудь, наполняя сердце предчувствием борьбы во имя и ради. Глядя как КонГ мужественно просыпается, смело и беззаветно откидывая одеяло, очертя голову встает и бесстрашно падает вновь, так и не проснувшись до конца, Чуги уважительно умирали от страха… Но оставим пока нашего даже не второстепенного героя в покое вместе со всем его бесстрашием и перенесемся аж на сто с лишним горловин назад.

    В то время жила среди Дег одинокая трезвая девочка. Родители ее сгинули во Временной Ловушке когда ее еще и на свете не было, поэтому росла она как и все нормальные дети: по Дарвину. Одежда у нее была какая-никакая, да девочка и сама была ей под стать. В отличие от всех остальных Дег девочка много и трудно работала от зари до зари. То есть минут пять в день, пока заря не кончится. Из-за своей работы девочка света белого не видела, а на все смотрела в розовом цвете зари. Реалии жизни ее не беспокоили, поэтому у нее не было денег и она практически ничего не пила. Эта ее аномальность была замечена и тут же девочка стала пользоваться огромным уважением у Дег. Ну? Еще не догадались почему, мои знатоки алфавита? Ну, конечно потому, что ТОЛЬКО ОНА ОДНА могла помнить и рассказывать, что было ВЧЕРА! Иными словами, девочка могла ПРЕДСКАЗЫВАТЬ ПРОШЛОЕ!

    Тут нужно сделать небольшое отступление. Дело в том, что все Деги прекрасно знают свое будущее. Это врожденный дар, который начинает проявляться после первой в жизни дозы Освежающего Сока, (обычно всосанной с молоком матери). Эта доза инициирует Дег на предвидение. То есть, Деги твердо знают, что ЗАВТРА они ничего не будут помнить из того, что было СЕГОДНЯ. И, соответственно, того, что было ВЧЕРА, не знал НИКТО и НИКОГДА. Устные предания воинственного северного племени Шепелявых Дег (прозванных так за то, что их воинственность не оставляла никому из них ни единого шанса на полноценные передние зубы) гласят, что Дегенелот очень хорошо пользовался этим даром Дег предвидеть будущее. Когда он гостил у Шепелявых, он вдруг твердо узнал, что завтра он напишет свое распределение. Опасаясь за свое прошлое (ведь ЗАВТРА получится, что о распределении Дегенелот узнал ВЧЕРА) он заблаговременно записал вслух в Матовых горах свое распределение. Дегенелот так изощренно и тщательно выругался, что эхо недоуменно помолчало и произнесло формулу распределения. (Это, кстати, один из способов передачи сообщений во время военных действий). Помимо этого, Дегенелот записал распределение на корку головного мозга в присутствии понятых, чтобы ЗАВТРА он смог прочитать свое распределение и спокойно его открыть. Но так как любое открытие сопровождается опустошением открытого, Дегенелот наутро так ничего и не смог разобрать в своем мозгу. А с Матовыми горами вот как получилось. Ругательство, произнесенное Дегенелотом, было таким изощренным, что он его конечно же не вспомнил. И тогда Дегенелот произнес вслух…формулу распределения! Вот это да! - скажете Вы. А эхо сказало другое. Ну, а что оно сказало, Вам и самим известно, мои языкастые лингволюбы. Вот поэтому моргалы до сих пор бродят неприкаянными. Ну, а из рассказов Шепелявых можно разобрать только иероглиф ".

    Это уже много позже Властелин Мур, исключительно из-за своей врожденной лени двигаться куда-либо, находясь в Состоянии Грогги, (а вовсе не из-за боязни забыть свое вчера) открыл, что в определенный момент времени, субъективный для каждого индивидуума, нужно просто выпить пунту-траспорташку, которая и перенесет тебя в ЛЮБУЮ точку пространства-времени, в которую она захочет. И это дает тебе некий шанс на вчера. Хотя сам Мур, между нами говоря, никогда себе не давал ни единого шанса.

    Но вернемся взад, как любит говаривать Мегапоц, страдающий врожденной диареей. Девочка открывала Дегам глаза на их прошлое, за что ее и прозвали Фрамугой. Точно никто не знал значение этого слова, а, вернее, не помнил. То ли шутник какой пошутил, то ли дурак обдуракил. А скорее всего, он был и тем и другим. Так вот. Это было здорово: знать свое прошлое. И все Деги были влюблены во Фрамугу поголовно. С кем как не с ней можно было поделиться своими воспоминаниями, посоветоваться, как себя надо было вести. Каждый приходил к Фрамуге со своими горестями и радостями. А Фрамуга мудро рассказывала только хорошее, стараясь сгладить нехорошее и отбросить плохое. То есть она практически молчала.

    И вот однажды пришел к Фрамуге Дега Шпингалет. Вообще-то его звали Телагнипш, но он почему-то предпочитал произносить свое имя наоборот. М-да… Странно… Ну, давайте и мы его будем так называть. Ведь не имя красит человека, как говаривал Властелин Мал, имя которого звучит несколько иначе, чем он его произносит.

    Ну, так пришел Шпингалет и говорит:

    - Скажи, сколько мне лет, Фрамуга? А то вот живу я, живу… А сколько и с кем? И есть ли у меня семья и дети? А если есть, то почему?

    И Фрамуга стала рассказывать Шпингалету его прошлое. Поговорила минут пять и замолчала. А чего языком трепать, когда с трехлетнего возраста все повторялось с удручающим постоянством.

    Послушал потрясенный Шпингалет тишину и несмело спросил:

    - Так мне три года?

    - Да,- ответила Фрамуга, раздраженная его тупостью, - иди в ясли. - И нервно хлебнула чего-то, что вот уже тридцать лет и два года стояло у нее под рукой. И никто не мог ослушаться Фрамугу, потому что только она все про всех знала, а знание - великая сила. И Шпингалет, захватив бороду в подмышку, всхлипнул чем-то и побрел в садик, где только кефир да и то на полдник. Но с тех пор затаил он на Фрамугу злобу великую. И решил он ее погубить. Как-то вечером взял он канифоль, прокрался к Фрамуге в дом и изрубил все варенье, которое нашел! Черт знает, чего этот дурень варенье решил канифолем потчевать, да только утром проснулась Фрамуга, глядь - а варенье изрубленное на столе лежит. "Никак Шпингалет меня погубить захотел", - мелькнула тревожная мысль. Ну, делать нечего, надо делать чего-то. Вспомнила она сказку какую-то, махнула правой рукой - окно разбила. Махнула левой - только кости полетели. "Совсем исхудала,- подумала Фрамуга.- Раньше хоть кожа да кости были. А сейчас…". Тогда взяла Фрамуга и перекрестилась всеми пальцами, что у нее были. Да еще у соседа два взяла на всякий случай. А варенье встало и говорит голосом Шпингалета:

    - Просыпайся, ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

    Вот как злобно и долго хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-тал Шпингалет. Проснулась Фрамуга, смотрит, а коварный Шпингалет хохочет и пальцем в нее тычет. А Деги в ужасе пьяные все лежат. Это Шпингалет ей вместо воды Сока в стакане подсунул. А она и выпила, умница. А проснулась - и что-то изменилось. Сока хочется и не помнит ничего, вот ужас! Глядит на небо - а зарю проспала, значит безработной стала. Ну, понятно, денег и Сока - сразу валом! Так Фрамуга и стала как все. С тех пор Деги говорят, что Шпингалет Фрамугу закрыл.

    Лишь иногда еще, даже теперь, можно видеть по утрам женщину, которая ходит от дома к дому, заглядывая в лица прохожим, и говорит: "Вчера ты, наверное, опять…" Это все, что Фрамуга можеть теперь предсказать. Но… Деги не могут даже этого.

    Шпингалет в саду с отличием закончил в ясли какому-то жабрабрыку и был убит копытом. На похоронах все плакали, а кто-то положил на могилу канифоль, измазанный вареньем. Говорять, Фрамуга это была. Но точно вам уже никто не скажет. Так и закончилась эта история. Осталось только добавить, что КонГ так и остался храбрым навсегда. Потому что он НИКОГДА не ходил к Фрамуге, чтобы узнать свое прошлое. А ведь только настоящие храбрецы могут устоять перед неизвестностью!

    Да… Много еще можно рассказать. Про злого Колдопёра и могучего годоблина Годо Блина. Про то, как Мур и Мал поспорили, у кого длиннее имя. Про то, как Повелитель Тритонов СмаК бросил сливу в стену и что из этого получилось. Про… Да всего и не упомнишь. А напомнить уже некому. Так что пока всем пока, пить и спать.

    Как Тюл внес ясность в историю

    (М. Тюленев)

    "Как-то раз Тюл подумал, что..."

    А знаете, а давайте на этом месте и закончим наш рассказ. Потому что... Ну, посудите сами. ТЮЛ ПОДУМАЛ - это раз; сделал это КАК-ТО и в РАЗ - это два. Ну, а все вместе - это три.

    Вот ведь... Ведь большое дело сделано, вот. Даже три дела, и все большие, и все сделаны... И если бы мы не остановились на этом так подробно и так внимательно и вдумчиво не проанализировали бы всю важность сказанного про сделанное, то никто бы этого не заметил. И все бы даже и не задумались над такой простой, но - оказывается! - такой важной фразой. И никогда бы значимость содеянного Тюлом не дошла бы до нас. Ну, а когда значимость наших Верховных Героев не доходит до народа, значит кого-то из них надо менять. И ваш пытливый ум, мои читатели букв, подсказывает вам, что в нашем случае нужно менять... Правильно, фразу! Вот гениальность простоты и простота гениальности! Поэтому давайте просто напишем "Тюл сделал". И сразу понятно, что именно он сделал для своего народа. Или наделал... А еще лучше так: народ сделал Тюла, а Тюл наделал так, что получилось как-то. Вот. Это и понятно и ПРАВИЛЬНО!

    Зачастую народ делает кого-то, кто потом так делает на народ, что тот уже и не понимает, для чего он этого кого-то сделал. Поэтому, чтобы не было путаницы, мы и внесли ясность в нашу Историю. Хоть Она потом сама рассудит, кто для нее был ЯСЕН, а кто просто КАК-ТО.

    Песни дег

    Песня пленного деги
    Пенопласты летят. А потом улетают назад.
    Те родные места не видать мне уже никогда.
    Поутру дега встал, позабыв свое гордое имя,
    Будто ночью слыхал восемнадцатую горловину.
                        Острый канифоль, старый логопед,
                        Саймаки в лесу, чуги на обед.
                        Древний Бубльгум – старая земля.
                        Молодость моя – деградация.
    Нам теперь не уйти, не найти нам из плена пути.
    И годоблинов рать жабрабрыков идет убивать.
    Средь кишащих моргал, подчинявшихся Дегенелоту,
    Я угрюмо стоял, вспоминаю былую свободу.
                        Древний Бубльгум – старая земля.
                        Молодость моя – деградация.
                        Древний Бубльгум – страшная земля.
                        Нынче жизнь моя – дегустация...

    Гимн дег
    Славься, славься, Первопуп!
    Славься, славься, Суперпуп!
    С ними славсь, Дегенелот,
    И свободных дег народ!
    Ну а вы, чуги, не славьтесь,
    А совсем на-о-бо-рот!

    Состояние Грогги
    Состояние Грогги, состояние Грогги!
    Убирайтесь скорее, чуги, с дороги!
    Освежающий сок нам поможет в бою!
    И песенку эту еще раз спою... (18 раз)

    Песня беспокойства
    Ну что, чуги, пришел последний час,
    И вы еще узнаете про нас.
    Предупреждаем всех в последний раз:
    Ах, как же плохо будет вам сейчас!

    Песня-дразнилка
    Ы-ы-ы, ы-ы-ы, а мне чуги не страшны.
    Ы-ы-ы, ы-ы-ы, а мне чуги не страшны!

    Песня ожидания
    Ы-о-у-ых, ы-о-у-ых.
    Хорошо, когда есть освежающий сок!
    Тык-аук-ык, тык-аук-ык.
    У поезда круглое колесо.

    Чуги-бяки
    Чуги-бяки, ого-го!
    Не боимся ничего!
    Если вы сюда придете,
    То ни с чем домой уйдете!

    Деговские скороговорки

    Основы дегоматики

    (М. Тюленев, А. Малинка)

    Деговский словарь

    (Г. Кондратьев, А. Малинка, И. Мытько)